Login panel    
Здравствуйте, гость
( Войти | Регистрация )

Login:
Пароль:


Последние новости    


Рейтинги    


Случайный скрин    


Заметки    
Все права защищены. Полное или частичное использование материалов сайта www.Game-Play.ru возможно только с разрешения администрации.


Fan Fiction    
Da Vampiric Story...


22.3.2005, 15:47


День уже начинался неудачно. Юная леди Интегра склонилась над умирающим отцом.

- Папа! Одного тебе не прощу! Ну почему ты меня так назвал?! Меня в школе драаа-а-азнят... - и без того полный скорби чистый юный голос перешёл в сбивчивые рыдания.
- Не знаю... Пьяный был... - прохрипел почтенный кандидат в покойники. - Ты эта... Ну, не обижайся... Знаешь, есть у нас в подвале гермодверь такая ржавая, в санузел вроде бы вела...
Интегра мгновенно перестала всхлипывать и с нескрываемым интересом осведомилась:
- Ты что, наследство что ль там зарыл? - Её воображение стало живо рисовать крайне заманчивые картины и широкие перспективы будущего. - А в какой валюте...
Отец, посмотрев на дочь с лёгким укором и глубокой печалью, продолжил:
- Мы там давно ещё какого то чела закрыли, который к нам через дренагу в подвал залез... Ты посмотри уж как он там, а то совестно, лет уж пятнадцать прошло, грех то на душу принма... - и помер.
- Хрыч старый. - взвизгнула Интегра. - То, он, понимаешь ли, рассказывал, то про несметные богатства, то про винный погреб, то что то про долю в завещании, было, хвастался, что у него там библиотека Ивана Грозного, а тут на тебе - выпусти, милая, панка какого то из подвала, грех на душу. Нашёлся, блин, праведник! Ещё и дурдом этот его военизированный впридачу...

Жизнь не удалась. Накрылся и отдых на Канарах, и халявное пиво, и прочие радости жизни. Разойдётся небось теперь папашино состояние всяким там обществам по борьбе с грызунами и другими кровососущими насекомыми, в качестве гуманитарно-благотворительной помощи, а ей самой останется только какая то странноватая отцовская контора по истреблению нечисти и чётко расписанное местным обкамуфляженным дармоедам и штату вечно пьяных программистов-аналитиков жалование...
Интегра яростно пнула дверь и удалилась из комнаты.
Нельзя было сказать, что в жизни ей сильно везло. Она даже и не знала кем была её мать, а откровенно странное имя стало предметом постоянных насмешек в школе, отец параноик, панически боящийся всего кровососущего - от комаров с клопами до вампиров. Не меньший параноик дядя, который всё хотел прибрать к рукам папашину контору и строил всякие мелкие пакости...


23.3.2005, 1:03


Электрический свет падал через дверной проём, освещая весь коридор до дальней двери. К длинной тени Интегры добавились ещё три. Она обернулась. Дядя, стоящий у распахнутой двери в компании двух собутыльников мерзко ухмылялся. Что то угрожающее было в его облике. То ли недобрая улыбка, то ли проскользнувшее во взгляде алчное безумие, а может быть и громадный разводной ключ, которым он похлопывал об ладонь свободной руки...
- А ну ка иди сюда, - ласково начал он. - поговорить надо...
- Ага, щас, бегу и спотыкаюсь. - а потом гнусаво протянула - "Мой дядя самых честных грабил, а лживых сразу убивал..."
- Ты как со старшими разговариваешь? Ну да ладно. Слушай, тебе же не надо всё это, а, ну, понимаешь про что я, про компанию братца моего, царствие ему небесное. В долю я тебя возьму, контору эту распродадим...
- Семьдесят процентов! - выпалила Интегра, удивляясь своей наглости.
- Пятнадцать. Не больше.
- Ладно. Шестьдесят пять.
- Сказал пятнадцать, ты что, с родным дядей торговаться будешь?
- Нет. Всё таки семьдесят. - она уже начала входить в раж. Вдруг как удастся отхватить побольше у этого жмота?
Дядя сделал шаг вперёд. Коленки Интегры задрожали, а весь азарт как ветром сдуло.
Ещё шаг.
- Перебьёшься. Пятнадцать.
- Ну... Хотя бы тридцать... - жалостно пискнула Интегра и попятилась к двери.
- Не надо со старшими пререкаться, иначе вообще только пенсия и будет. На лекарства.
Два шага вперёд, по флангам к дяде примкнули собутыльники.
Она вжалась спиной в дверь и не сводя глаз с дяди начала шарить по ней в поисках ручки. Означенная ручка нашлась крайне быстро, и Интегра пулей метнулась за дверь, успев бросить через плечо "Двадцать пять!".
Дружный топот и хриплый вой "Куда! Пришибу, зараза!" огласили коридор...

Бежать было уже трудно. Круги плыли перед глазами, в боку во всю кололо, а сердце, казалось, вот-вот разорвётся. Дороги она уже не разбирала, и главной неприятностью на этот раз стало ржавое железо старой гермодвери в глухом подвальном тупике, столь некстати встретившееся с залитым потом лбом на максимальной скорости. Интегра огляделась и вспомнила слова отца о санузле и запертом в нём пятнадцать лет назад человеке. Конечно, ей не очень не хотелось прятаться в небольшом помещении, да ещё и с покойником, но выбора не было - топот и семиэтажный мат дяди и собутыльников нарастали с угрожающей скоростью.
Интегра собралась с силами и навалилась плечом на проржавевший "штурвал"...
Железо поддалось на удивление легко, и гермодверь с тонким скрипом открылась. Крохотная комнатушка озарилась тонким лучом пропылённого света, выхватив из почти осязаемой тьмы висящую на стене табличку. Трафаретные буквы гласили: "Семейство/Вид: Инспектор Налоговый, подвид: Пьянь Зелёная. Образец был пойман в подвале штаб-квартиры организации Хеллсинг." А чуть ниже корявым почерком сообщалось: "Не будить! А то такого с похмела наворотит!".
Не успела она удивиться, как из темноты раздался сиплый приглушённый шёпот:
- Пиииииить...
И перед ней возникло худое лицо, с правильными тонкими чертами и сальными длинными чёрными волосами, спадающими на лоб...


22.4.2005, 23:38


Крепкие пальцы незнакомца мгновенно впились в плечи Интегры.
- А ну дыхни! - просипел он. Уловив табачный запах он скривился. - Ещё шестнадцати даже нет, а уже курит... Вот я в молодости...
Тут он резко оборвал свои нравоучения, безумный взгляд устремился куда-то вдаль. Незнакомец принюхался, а потом издав дикий рёв "Опохмелка!" рванулся в коридор...
Интегра услышала отчаянные вопли, оборвавшиеся противным треском разрываемой плоти и сочным бульканьем. Осторожно выглянув из-за гермодвери, она увидела, как освобождённый ею человек с наслаждением высасывает кровь из разорванного горла дяди...
Интегра поняла - крыша начинает съезжать. Пять покойников за день - куда бы ни шло, но что один из них довольно резво бегает и пьёт кровь - это было уже слишком.
- Вампир... - пролепетала она, сползая по стенке.
Вампир оторвался от трапезы и вытерев кровь рукавом тюремной робы произнёс:
- Ну, во первых, не вампир, а сотрудник налоговой инспекции. Во вторых, первый раз я вижу, чтобы те кто водку палёную продаёт, её же и пили. - он смачно сплюнул на пол. - Знаю я, откуда у вашей шараги деньги берутся, сивуху в пабах толкаете, но пить такую дрянь самим... Закусить хоть бы чего принесла, что ты тут расселась!
- А ты там как оказался то?
- Ну, знаешь ли, рутинная проверка, так сказать, была. Всё самогонный аппарат у вас в подвале искал, источник, блин, нелегального дохода, тут меня и заперли. И вот что своим передай - согласен я на сотрудничество, убедили, мать вашу, перевербовали, демоны...
- Ой! Вампир... Домашний. Свой. Древний наверное. - Интегра зажмурилась, а улыбка растянулась до ушей. - Уроки за меня делать будет...
- Хрен тебе. На это я не подписывался. - огрызнулся вампир. - В магазин хоть чтоль сходила бы уж... Ну ничего человечного в вас, людях не осталось. Короче, купишь бутылку портвейна, сварочные очки, зубную щётку, порошок, ну и из шмоток что нибудь готичное такое. Поняла?
Интегра кивнула. День, начавшийся плохо, явно перерастал во что то гораздо более интересное...


Глава 1. Немёртвый...

- Ну и гадость же ваш английский портвейн, только и годится на то, чтобы им рожу от грязи оттирать. - проворчал вампир, протирая смоченным в портвейне кусочком ваты свой тонкий аристократичный профиль, покрытый слоем цементной крошки и застарелой грязи.
- А звать то тебя как, а? - спросила Интегра, отрывая его от сего благого дела.
Вампир зыркнул на девушку суровым холодным взглядом и начал повествовать хриплым зловещим голосом:
- Холопы Тепешем звали. Прошлый хозяин - Алукардом. - Тут безумный взгляд застыл в одной точке, будто Алукард вспомнил что-то мучительное и далёкое. Из глаз выползла скупая мужская слеза - А мама, - он горестно всхлипнул - Владиком называла...
- Хорош сопли распускать, тут тебе не телефон доверия. - грубо оборвала его Интегра. - Бегом в вошебойку, мало ли что там на тебя в подвале понаползло, плащ на тебя страшно надевать, а то того и гляди - на вшах уползёт, потом в каптёрку за табельным стволом. Пока себя в бою не покажешь, ни на что кроме как на рогатку с серебрянным шарикоподшипником можешь не расчитывать. - тонкий голосок перешёл на сердитый пронзительный вой. - БЕГОМ Я СКАЗАЛА!!!
- В деда пошла, зараза... - пробормотал Алукард и двинулся по направлению к ванной...
Юная Интегра Вингейт-Хеллсинг вступила в свои права по управлению конторой своего отца...

Прошло двадцать лет...

- Лейтенант! К вам там девка какая то шальная ломится. - уныло отрапортовал молодой солдат, вертя в руках каску. - Вампиры, говорит, наступают...
Дверь распахнулась, пребольно треснув невовремя снявшего каску горе-вояку по затылку и в кабинет лейтенанта бешеной фурией ворвалась Интегра, грозно сверкая стёклами очков. Взъерошенные волосы развевались на сквозняке, на красивом лице застыл жуткий оскал. Она на ходу грациозно отвесила ушибленному солдату пощёчину, аргументировав удар словами "я тебе щас такую девку покажу, скотина", а потом вцепилась скрюченными пальцами в край письменного стола. Мебель сухо хрустнула, лейтенант испуганно отъехал назад в кресле, уперевшись затылком в стену.
- Вы что, мать вашу кузькину - злобно перефразировала одного знаменитого политика Интегра, брызжа во все стороны слюной. - В "дельта форс" не наигрались, оглоеды? Какой к чертям собачьим "Д-11"? Да они там уже подохли все, наверное, да вас на галстуке вашем повесить за такое надо, трибунал повальный, каторжники, уроды...
Изрыгая потоки ругательств, она всё склонялась над вжимающимся в стену лейтенантом, почти повиснув на немилосердно трещащем краю стола... Мебель не выдержала нагрузки, и когда ругань достигла своего апогея, Интегра рухнула на пол, сопровождаемая диким треском раскалывающегося стола. С глухим ударом об пол поток нецензурщины оборвался. Изумлённый лейтенант наконец то отлип от стены и подался вперёд, сбивчиво бормоча извинения...
Лежащая на полу Интегра смаху запустила в него оставшимся в руках обломком стола и ледяным голосом произнесла: "Теперь там мы будем разбираться"...
Алукард любовался луной. Круглый кроваво-красный её диск висел над
корчащимися ветвями деревьев, отражаясь в круглых сварочных очках, на которые бросали таинственную тень поля широкополой шляпы. Ветер трепал висящее на вампире старенькое, купленное в комиссионке пальто, покрашенное в дурацкий красный цвет, а примятая коваными советскими кирзачами трава вяла от одного только прикосновения немёртвого... Идиллия...

Из прикреплённого за ухом динамика сквозь помехи доносился далёкий голос Фергиссона:

- Расклад такой. Поп новый у них в деревне появился. Странный такой, на солнце не выходил, мессы только в сумрачные дни отслуживал. Младенцев крестить отказывался, плантацию чеснока у местных вытоптал начисто, всё осинник порубить рвался, жрал кагор казённый как бесплатный, девок портил. Короче тот ещё кровосос. Местных этот беспредел достал, полицию вызвали, сами за бензопилы похватались. Итог сам понимаешь - жмурики толпами по округе бродят теперь. Выслали кодлу оглоедов, ну вроде наших, "Д-11" какой то, в общем связь с ними оборвалась. Как слышишь меня, приём.
Алукард усмехнулся.
- Как слышу... Полно тебе формальщины, не в Факингемском дворце. Не оглох я пока. - и отключив связь продолжил смотреть на луну. Ему, если честно, были до лампочки и "Д-11", и упыри, и поп-вампир... Настроение было романтичным, хотелось как в прошлые года сорваться куда нибудь из резиденции в Валахии, снять какую нибудь английскую девку... Хотя, в прошлый раз он на этом и прокололся, недооценив старика Абрахама, земля ему пухом, но всё же чёрные остатки души тянуло к прекрасному. В кармане пальто мерзостно зажужжал мобильник. Алукард грязно выругался по румынски и взял трубку.
- Ты что! - надрывно заверещал мобильник голосом Интегры. - В конец охренел, связь отключать, тут, понимаешь ли, церковь наша святая в опасности, компрометируемая мерзким порождением Тьмы, а ты со связи уходишь...
- Слушай, ты, - Алукард широко улыбнулся, представляя предстоящую реакцию Леди Хеллсинг. - Интеграл линейной функции, поп этот твой - не пастор Шлаг, на лыжах не уйдёт, так что нечего и надрываться. Спокойной тебе ночи, чмок в обе щёки и задницу. - и отключил мобильный...
Он блаженно улыбнулся, прислонившись к стволу векового дуба, и наслаждаясь воем ветра, шелестом листвы и звучностью своего голоса произнёс старые стихи, услышанные им ещё в детстве от матери:

"Доходит до хаты вомпыр волохатый,
Пидходит до лижка малого дитяты...
Вылезли зубы... Спокийной ночи..."

Ночной ветер донёс до чутких ушей вампира срывающийся на визг голос Интегры - давно знакомую фразу: "Да ты у меня чеснок жрать до конца дней своих будешь!!!"
- Ладно тебе. - тихо произнёс он в пустоту тёплой летней ночи. - Уж и помечтать нельзя.
Он развернулся и пошёл по направлению к мёртвой деревне...

Убойнейший перегар расстилался на добрую милю, так что даже многочисленное вороньё, влетающее в зону поражения винными испарениями, мгновенно входило в штопор. В центре этого кошмара сиротливо ютились два бронетранспортёра, окружённые концентрическими кругами из пустой стеклопосуды класса "бутылка разнокалиберная" и половиной оставшегося взвода отряда "Д-11"...
Раненые и просто вусмерть упившиеся бойцы полицейского спецназа тихо икали, перемежая схватывающие пищевод спазмы душераздирающими стонами.
По всему этому бардаку носилась хрупкая светловолосая девчушка в респираторе противогазового типа, армейской куртке и миниюбке, курсируя от одного бойца к другому...
Празднование дня рождения капитана в боевой обстановке вкупе с заданием по задержанию свихнувшегося священника обернулось полным провалом - на изрядно подвыпивших по прибытию на место и ничего не подозревающих бойцов напали умершие жители деревни, отличающиеся почему то завидным иммунитетом к свинцовому пайку в организме. По прошествии продолжительного боя мертвецы отступили, утащив с собой второй взвод, капитана и переносную радиостанцию. Когда под вечер прошёл шок и недоумение на тему "а на фига ожившим жмурикам армейская радиостанция?" была предпринята контратака, закончившаяся гибелью примерно половины взвода. К этому моменту почти все, кроме ныне оказывающей первую, (а кому то и последнюю) медицинскую помощь "дочери полка" Виктории Целес, были в таком состоянии, что даже завести бронемашины не представлялось возможным, не говоря уже о том, чтобы куда то доехать, не собрав лобовой броней все деревья и столбы в округе...
Анастетики заканчивались и в ход во всю шёл алкоголь...
- Ну потерпи, немного ещё, скоро подкрепление будет... - чуть не плача лепетала Виктория, присев рядом с очередным раненым - Ну что же с вами такое...
- Викушка... Плохо мне... Счас кажется меня... Ой... - простонал солдат. - Дай мне каску, вон там лежит...
Виктория взяла лежащую на траве каску, но когда она обратила взгляд на раненого, то увидела, что он медленно поднимается с земли на колени, утробно рыча и недобро булькая.
- Ты куда?! - и она отвержено бросилась к солдату, подставляя каску под его небритый подбородок...
Призрачный свет полной луны блеснул в мёртвых глазах, полная неестественно длинных и кривых забуов пасть распахнулась, а окоченевшие пальцы потянулись к Виктории...
Выронив каску она попятилась.
- Джек! Джек, это не смешно! Прекрати!!! - она всё отказывалась верить, что её товарищ стал одним из оживших мертвецов, и потому цеплялась за любые объяснения, исключая одно, самое страшное...
Медленно они вставали, разевая чёрные дыры глоток, протягивали вперёд руки и пошатываясь шли к ней. Ужас объял Викторию, выхватив пистолет она принялась палить направо и налево, но бывшие друзья, теперь ставшие врагами вряд ли обращали внимание на пули.
Она побежала. Со всех сил, отчаянно, сквозь чащу леса. Ветви били её по лицу, но она не замечала хлёстких ударов... Только слёзы...
Внезапно возникшая перед ней тварь в рваных лохмотьях оскалилась и уже приготовилась к прыжку, как вдруг издала жуткий вопль и осела в высокую траву кучей пепла. Рядом с дымящимся прахом стоял весьма необычного вида мужчина, походивший на дворянина этак 18 века, сошедшего со старинной картины. С общим видом не вязались кирзовые сапоги и сварочные очки - видимо, указывающие на частичную принадлежность благородного дворянина к рабочему классу.
- Прекрасная сегодня ночь, не так ли? - галантно осведомился дворянин и улыбнулся скорее даже не улыбкой, а каким то волчьим оскалом.
Виктория почувствовала, как кровь стынет в жилах, а на макушке шевелятся волосы.
" У него же клыки..."
- Ты же не человек!!!
После того, как Виктория прекратила визжать, "не человек" прочистил уши и открыто заявил:
- Бесподобно, просто бесподобно! В наличии медицинское образование, ну как минимум тебя на твоих курсах по прикладной ветеринарии хоть этому научили.
Целес зажмурилась и надавила курок. Первая пуля порвала рукав плаща, вторая вошла в мёртвую плоть чуть пониже ключицы.
Наполненная тёмной густой кровью рана на теле этого жуткого ночного странника мгновенно затянулась. И Виктория побежала снова.
Лишь добежав до неухоженных стен местной церквушки, она упала на холодную твёрдую землю, совсем обессилев.
"И откуда он только узнал про курсы по ветеринарии?" - подумала Целес...

Из забытья её вырвал мягкий успокаивающий шёпот:
- Встань, дитя моё. Войди в сей скромный храм, дёрни за верёвочку, дверь и откроется...
Виктория на карачках доползла до двери, встала опираясь на ручку и осторожно шагнула за порог. Храм заполняли густые тени, и даже падающий сквозь окна лунный свет был не в силах их разогнать. Священник - средних лет, очень бледный человек с длинными, чуть заострёнными ушами и какими-то хищными чертами лица бросил на неё плотоядно-похотливый взгляд.
- Святой отец, вы...
- Успокойся, дитя моё. Здесь ты в безопасности, души заблудшие, те что снаружи бродят, тебя не тронут. Подойди ка сюда, к алтарю, что то я тебя не слышу.
Виктория, чуть ссутулившись побрела к стоящему за алтарём священнослужителю. Казалось, она просто подчиняется чьей то команде, даже не отдавая себе отчёта в действиях.
Священник уверенно подошёл к ней и заключил в стальную хватку объятий. Виктория поразилась тому, какой холод исходил от его тела, а в ноздри начал потихоньку заползать удушливый запах тлена. Священник мерзко осклабился, показывая девушке длинные клыки, почти такие же, как и у того, встреченного ранее аристократа.
- А почему у вас такие большие зубы... Святой отец?.. Я буду... Стрелять... - слова будто исходили откуда то издалека, слабый голос был еле слышен.
- Не будешь ты стрелять, не будешь. Давай ка, раздевайся, дитя моё, сейчас мы тебя будем...
Удар, казалось, сотряс всю церковь, а кусок двери вылетел и застыл где то в тени, проехавшись по полу, подняв облачко пыли.
- Кыш от ребёнка, извращенец поганый! - раздался полный силы и укора голос, за ним последовал второй удар, полностью вынесший дверь.
На пороге, опёршись об дверной косяк стоял тот самый аристократ в шляпе и пальто.
Священник с силой крутанул Викторию, одна рука перехватила ей горло, вторая стала лихорадочно шарить где то в области бедёр, стараясь торопливо нащупать чего нибудь.
- Ты ещё что за чудо? - осведомился священник.
- Дворник я. - ответил аристократ. - Мусор тут убираю, такой, вроде тебя.
- Заткни пасть! - нервы попа-вампира начали сдавать. - Упыри, взять его!
С шумом обрывков одежды и лязгом затоворов из теней восстали мрачные фигуры людей с автоматами. Церковь осветилась яркой оранжевой вспышкой, наполнилась грохотом очередей и запахом жжёного пороха. Упыри окружившие высокого незнакомца открыли огонь на поражение...
Кровь брызнула во все стороны, пробитая шляпа слетела с головы. Выстрел отбросил оторванную руку к ногам священника. Аристократ с сочным чавканьем свалился на пол.
Стратегическая позиция упырей была выгодна, как ни крути, кроме лишь одного - стояли они прямиком друг напротив друга, а стреляли все, разом и очередями. Оружие, неумолимо скакало от отдачи в неловких руках мертвецов, стволы «гуляли» по всей территории . Плотный огонь и дикий рикошет в маленьком помещении выкосили практически всех, кроме священника, Виктории и пары совсем уж везучих упырей. Стены стали походить на швейцарский сыр, а гильзы тускло блестели в многочисленных лучах света, пробивающихся через дырки и окна.
Священник расхохотался демоническим смехом, вслух поминая известную безмозглость упырей и безрассудную храбрость дурака-одиночки, сунувшегося сюда. Но тут что то засшевелилось у него под ногами...
Оторванная рука в белой перчатке и обрывке красного рукава залихватски извернулась и показала священнику фигу. Облако тьмы окутало лежащее на земле тело, а когда чернота разошлась, человек в плаще и шляпе уже стоял посреди церкви как ни в чём не бывало, да ещё и с чудовищным пистолетом наизготовку. Калибр этого ствола сделал бы честь любой зенитной пушке, а создателей знаменитого «Пустынного орла», заставил бы глубоко позеленеть от зависти. Священника всего затрясло. Аристократ несколькими выстрелами уложил оставшихся упырей и сделал повернулся к схватившему Викторию вампиру.
- Ну и что. Напялил шмотки поповские, и беспредел развёл. Ни чести, ни достоинства, ни даже паспорта на кармане, я уж не говорю о регистрации. Вот скажи ка мне, уродец ты новоявленный, в чём сила? В кровище? Ну вот и ты думал, что в кровище а сила, она в...
- Ты... Ты вампир! Да ты что, чего ты людям то служишь, а? Давай вместе отсюда свалим, девку эту на двоих...
- Обойдёшься без девки. - отрезал аристократ, и тут же взглянув сквозь разбитые очки на Викторию, спросил. - А ты, как бы это спросить... Трезвенница?
- Угу... - испуганно ответила Целес.
- Жить вечно хочешь? И не просто в народной памяти, а бессмертие обрести.
- Хочу...
- Ну и чудненько, приготовься, сейчас я буду стрелять через твою печень. Учти, если она расширена, то тебе каюк на месте. А так поглядим.
- Мне же весь гидродинамический эффект от пули достанется! - запротестовала Виктория.

«А она как минимум про него знает. Умная девочка.» - Подумал Алукард.
- Вот вот, и я о чём! - поддакнул священник. - Ей же ведь всё достанется, а это жестокое обращение с...
Алукард взвёл курок. Виктория зажмурилась. Левая штанина священника мигом отсырела, провисла и несколько капель непонятной тягучей и липкой субстанции упали на пол.
Выстрел.
Священник отлетел в дальний угол как брошенная капризным ребёнком тряпичная кукла, где и превратился в бесформенную груду праха, а Алукард медленно подошёл к истекающей кровью Виктории. Она открыла глаза - в них читались боль, непонимание, и наивная вера в чудо.
- А разве ты не должен был спросить меня девственница ли я? - всё, что ей удалось выдавить сквозь нарастающую боль.
- А это смотря куда кусать. - пошло ухмыльнулся Алукард, прильнув к её шее. - Вообще на теле человека столько мест, куда может присосаться вампир, что ты и не представляешь...

* * *

Оцепление составляли бойцы «Хеллсинга». Чуть в отдалении расположились правительственные войска. Лейтенант с тем самым незадачливым солдатом старались держаться подальше от дёрганой Интегры, нервно затягивающейся остатками сигариллы.
Интегра нутром почуяла неладное. «Что то припозднился Алукард, не к добру это, ой не к добру. Что ж он там делает с одним то вампиром.» - подумала она, но увидев несущую какой то длинный свёрток долговязую фигуру, прошипела:
- Лёгок на помине, кровосос. Да что он там ещё приволок?..
- Выживших нет, - отчитался Алукард издалека. - Священник ликвидирован, упыри тоже.
- Слишком медленно. - она разглядела, как из пропитавшегося кровью свёрнутого одеяла высунулось личико молодой светловолосой девчушки, любопытным взглядом осматривающей кородоны. - Давай, бросай тут эту девку, патологоанатом наш её завтра посмотрит.
- Вот ещё. - заявил Алукард. - От педофила, понимаешь ли отбил только что, а она её к другому извращенцу уже тянет.
Интегра чуть пристальнее вгляделась в лицо девчонки и её чуть не хватил удар... Она просто потеряла дар речи. Сигарилла выпала из тонко очерченного рта, очки сползли на нос, руки застряслись, а из груди начал вырываться низкий звериный рык.
Лейтенант, увидевший это побледнел не хуже заправского вампира, с отчаянным воплем «мама!» сгрёб солдата в охапку и галлопом понёсся к позициям правительственных войск.
- Рот закрой, прямую кишку застудишь. - худое лицо Алукарда вновь изобразило паскудную ухмылочку.
Он уходил по пыльной дороге, в лучах таинственного света, и нес с собой маленькое дрожащее существо, что за эти минуты стало таким родным и близким. А за спиной его раздался дикий исступлённый вой леди Интегры, в котором с трудом можно было различить какие то слова...


Интерлюдия. Старик.
За 25 лет до нынешних событий...

Сидевший в инвалидной коляске седой сухонький старичок с пламенным взглядом, был ни кем иным как знаменитым прадедом Интегры, Абрахамом ван Хеллсингом, бесстрашным охотником на вампиров, пленившим самого Влада Тепеша Дракулу...
Старик крякнул и хитро прищурившись спросил маленькую девочку, сидящую перед ним:
- Вампир, я тебе так скажу, это тварь такая редкостная, я бы даже сказал изворотливая, ну просто страх. А вот, знаешь, чем вампир опасен, а?
- Знаю. - ответила Интегра. - Они... Они... Эти порождения тьмы у богоугодных чад церкви нашей, кровь сосут...
- Вот вот! Сосут! С заглотом! - Прадедушка Абрахам даже приподнялся на руках, опираясь на подлокотники. Седые волосы встали дыбом, огонь взгляда разгорелся ещё больше, и маленькая Интегра уже буквально видела в нём того статного сурового человека со старых гравюр, висящих по всему особняку.
Отец, внезапно вошедший в комнату заявил:
- Да. Кровь сосут. - потом наклонился к уху прадедушки Абрахама и тихонько прошептал:
- Дед, ты чему ребёнка учишь?! Итак она в прошлый раз спросила, что мол от кого Мина Харкер залетела - от Джона или от Дракулы...
- А ну молчать сопляк! - голос старика обрёл былую силу. - Это пока они у добрых чад матери-церкви кровь сосут! А придёт время, реку вам истинно, час пробьёт, и будут они сосать...
Далее прадедушка Абрахам во всех анатомических подробностях расписал, что именно будут делать вампиры, как и даже в какое время.
Отец густо покраснел, а Интегра, глядя на него умильным, по детски чистым и наивным взглядом, повторила пылкую речь дедушки слово в слово одним духом.
Прадедушка, исполненный неподдельной гордости улыбался, глядя на своего потомка, а вот отец взял ремень и повёл своё чадо на проведение воспитательно-разъяснительных работ...
Закончилось всё крайне плачевно: Интегра потом с неделю не могла нормально сесть, но этот переломный момент стал одним из ключевых в её судьбе...


18.5.2005, 7:05


Глава 2. Клуб "М"...

С того момента, как Виктория под яростный боевой гимн истеричных воплей Интегры вступила в ряды бойцов "Хеллсинга", прошёл лишь один день. Это было её первое задание. Фергиссон, командир хэллсинговоского спецназа, суровый седой дядька с норвежской фамилией был назначен её инструктором...

...Рубероид на крыше был невероятно жёстким и бугристым. Лежащая у бортика Виктория, сжимавшая снайперскую винтовку ждала команды Фергиссона. Там внизу, покачивающаяся облезлая вампирша всё ближе и ближе подходила к двоим перепуганным гражданским.
В то время Фергиссон, стоящий чуть позади, блаженным взглядом вперился в задницу Виктории, позабыв о задании, вампирше и координировании огня и отдаче команды.
- Сэр, цель приближается к гражданским. - сосредоточенно сказала Виктория.
Ответа не последовало. Фергиссон витал где то в области своих извращенских желаний, уже мысленно раздев Викторию и вручив ей именную кожаную плётку, так сказать, за боевые заслуги... Чисто для более благообразного виду он тихонько бормотал знаменитую хеллсинговскую молитву-присягу про нечисть немёртвую и освящённую сталь...
- Сэр, цель приближается к гражданским, почему не даёте команды?..
Виктория обернулась и увидев истекающего слюной офицера, поинтересовалась:
- Сэр, а вы за тем объектом наблюдаете?
Это вывело его из транса. Он глянул в бинокль и ужаснулся - вампирша уже ухватилась за ноги одного из гражданских, раскрыла пасть...
- Что лежишь дура, стреляй! - гаркнул Фергиссон. Виктория развернулась и попыталась пальнуть навскидку, но тут её подвела одна маленькая деталь - винтовка не была снята с предохранителя. Железо курка врезалось в палец, и выстрела не последовало.
- Райтс, огонь! - раздражённо сказал Фергиссон в динамик рации. С соседней крыши показался всплеск пламени. Вампирша крутанулась как юла и застыла на асфальте в весьма обольстительной позе. Жадный взгляд Фергиссона мгновенно переключился на это зрелище.
- Ну вот... Задание чуть не провалила... - презрительно сказал он Виктории, не отрывая глаз от бинокля. - Куда ж смотрела, растяпа...
Виктория уже хотела оправдаться, но раздавшийся снизу грохот отвлёк её.
На место ворвались солдаты организации Хеллсинг. БТР ехал по улицам стройным зигзагом, сшибая фонарные столбы, телефонные будки и мусорные баки. Грозная боевая машина остановилась чуть не задавив окончательно шокированную парочку гражданских. Люки с лязгом открылись и оттуда с радостным воем высыпали спецназовцы...
Что я могу вам сказать о спецназовцах организации "Хеллсинг"? Нигде в мире вы не найдёте такого скопища марадёров, алкоголиков, неудачников, военных преступников и простых уголовников. Ещё со времён деда Интегры к ним поступал такой контингент - чтобы вроде как бойцам было нечего терять.
Теперь они дружной улюлюкающей толпой неслись к лежащему на земле трупу вампирши.
- Чур я первый её, чур я первый! - вопил подскакивая на бегу невысокий сержант, - Даёшь льготы младшему командному составу!
Кто то огрызнулся, сержант выругался в ответ. Завязалась драка, грозящая применением автоматического оружия...
В то время кто то из бойцов помоложе уже затаскивал вампиршу в БТР, когда это заметили дерущиеся. Вся колда рванулась во внутренности боемашины, плотно закрыв за собой люки. И уехали вдаль по тёмной улице, поднимая за собой облака пыли...


28.5.2005, 3:12


Второй БТР подъехал с гораздо меньшими разрушениями для окружающей местности. В него погрузились не успевшие на первый бойцы, а так же Фергиссон и Виктория...

Остановился бэтр у ворот старинного особняка. Охранник на входе отсалютовал приезжим, открыл ворота и бронированная туша медленно вползла на территорию. Створки ворот закрылись с лязгом, потонувшем в монотонном металлическом бормотании траков и надрывном кашле старенького движка. Всё стихло.

Солдаты, матерясь, вылезали через люки, а Фергиссон, бросающий жадные взгляды на Викторию, наконец то заговорил...

- Слышал я, ты в Д-11 была скорее гостьей, нежели бойцом, так вот знай, что такого отношения тут к тебе не будет...
- А мне и не нужно никакого особенного отношения. - спокойно возразила Виктория, взглянув в глаза офицера.
- Ну, хотя... На... Кхмм... - Фергиссон слегка покраснели и нервно заёрзал на месте, и поправил бронежилет, особенно тщательно прикрывая, так скажем, паховую область. - Особое отношение... Хммм... Э... Определенного рода, ты всегда можешь рассчитывать... Оно, так скажем, неуставное, но я... Эммм... Уверен, что я, несмотря на свои уже немолодые годы а с ними хронический артрит и язву...
Виктория вжалась в стену и медленно стала перeбираться к выходу. Фергиссон в свою очередь пытался тихонько придвинуться к ней... Никто не знал, чем бы всё это закончилось, если бы у люка бронетранспортёра не появилась смутная тень, чуть различимая в свете прячущейся в облаках луны. Тень злобно сверкнула моноклем на левом глазу, а затем раздался тихий голос:
- Леди Виктория, пройдёмте со мной.
Целес как ошпаренная вылетела из люка и подскочила к худому высокому обладателю монокля. Фергиссон в свою очередь, тяжко вздохнул и опустив голову, остался сидеть в БТРе...

Человек шёл по подвалам родового поместья семьи Хеллсинг быстрым уверенным шагом, и Виктория еле успевала за ним. Он знал здесь каждый угол, и не удивительно - это был не кто иной, как здешний дворецкий по имени Уолтер Кум Долнес, столько лет верой и правдой служивший Хеллсингам. При всей его выдержке и решительности, он уже начинал сутулиться под гнётом лет, густые чёрные волосы, заплетённые в хвост, нередко проблескивали сединой, а сам он был похож на старого нахохлившегося ворона, побывавшего под нехилым дождём. Обыкновенный старик, казалось бы... Но Виктория чувствовала в нём что то странное, скрытое от взгляда обычного человека.
- Вот что я вам скажу, леди Виктория, - снова мертвенно спокойный голос. - Понимаете ли, но с этого момента вы становитесь некоторой. Проблемой.
- В каком это смысле - проблемой? - Виктория искренне надеялась, что хоть этот экспонат музея старческого маразма не будет приставать к ней.
- Ну... Лучше вам не выходить на улицу днём, а так же воздержаться от прикосновений к серебру...
- Вообще то я никогда не пользовалась серебряными вилками... - радостным голосом перeбила его Виктория, надеясь разрядить обстановку.
Уолтер повернулся и молча посмотрел на неё. Недобрый его взгляд был буквальным воплощением фразы "Гусары! Молчать!!!", однако старик всё таки сдержался и глубокомысленно промолчал.
Виктория сконфузилась, почесав затылок.
- Вам сюда. - дворецкий указал на очередную гермодверь...

Комната была просторной, хотя и весьма унылой из-за бедности обстановки. Тумбочка, стол, пара стульев, полное отсутствие обоев и не то чтобы ковра, даже паркета - сплошной бетон и невообразимо древняя кладка, просвечивающая кое где из под осыпающейся побелки и штукатурки. Судя по выцарапанным на полу следам, тут когда то стояли фильтры-поглотители, очищающие воздух, ныне же ФП-шки и прочие механизмы видимо в спешке вывезли, а старые ходы в вентшахты намертво забутовали. Единственной привлекательной деталью в сием жутком подобии блиндажа была роскошная широкая кровать из чёрного дерева, с этакой "крышей", заправленная белоснежной простынью. В углу лежало свёрнутое одеяло и подушка.
- Располагайтесь, леди Виктория.
Уставшая Целес подошла к кровати и не сняв даже сапог свалилась на безупречно гладкую поверхность туго натянутой простыни...
- Всю жизнь мечтала спать на такой кровати! - мечтательно произнесла она, не заметив, как локтём вдавила кнопку, находящуюся где то сбоку.
Столбы, держащие "потолок" над кроватью начали медленно втягиваться в основании, а тёмный прямоугольник из тяжёлого дерева - медленно приближаться...
- Да, и если вам захочется отдохнуть - всего лишь закройте крышку. - лишённый эмоций голос звучал немного глухо.
- Это что... Гроб?! - уши Виктории на время заложило от её собственного визга. Ответа не последовало, только негромкий грохот закрывающейся гермодвери.

* * *

Ей не спалось. Она долго ворочалась, закрывала глаза, пыталась накрыться с головой - не помогало ничего... В голову лез всё тот же врезавшийся в память образ - высокий аристократ в красном плаще, шляпе и разбитых сварочных очках... А так же пыльный пол церкви, щедро усыпанный пеплом вперемежку с кровью и в последнем усилии плотно сжатые колени, которые, впрочем, никто и не раздвигал... Только укус в шею, который поначалу она приняла за глубокий чувственный поцелуй...

Она открыла крышку и спрыгнув с кровати выбежала в коридор... После получасовых блужданий по одинаково выглядящим подземным галереям и рассматривания плакатов по гражданской обороне, а так же уймы ведущих в тупики указателей с пометками вроде "Сьяны, около 2000 км" и многих других вещей, она таки вышла к лестнице.


Автор: Роман Диверс


Новые рецензии    


Top 10    
  1. Aliens vs. Predator (предварительный заказ)
  2. Warhammer 40.000: Dawn of War 2 - Chaos Rising (предварительный заказ)
  3. Battlefield: Bad Company 2 (предварительный заказ)
  4. BioShock 2
  5. Call of Duty: Modern Warfare 2
  6. Global Agenda
  7. Left 4 Dead 2
  8. Mass Effect 2
  9. Stargate Resistance
  10. S.T.A.L.K.E.R.: Зов Припяти


Online    
Всего: 15
Гостей: 14
Пользователей: 1
Скрытых пользователей: 0

Полный список:
Yandex.com , Lenabioda, Yahoo.com

 
Powered by Game-Play.ru Team © 2005 - 2017